Свобода и необходимость

Когда обычный человек проверяет свое состояние с точки зрения свободы, то обычно есть от чего отчаяться. Это почти всегда набор из Положено, Надо, Должен, Обязан… Ни единого шага, чтобы стать свободнее. Так и стоят в ушах упреки свысока разных воспитателей:

«Все так делают, а ты что, особенный?»

«Тебе же лучше это выполнить, потом спасибо скажешь».

«Будь как все».

 

Какую часть дня не возьми – везде предписания, советы, инструкции, традиции. У «Крематория» есть звучная строчка: «Дом и работа – как содом и гоморра».

И главное, раньше тебе было легче. Ты находился в спасительном неверии, что от тебя хоть что-то зависит. Можно было просто быть послушным, а авторитеты решали, что необходимо делать, чем тебе заполнять свою жизнь. «Солдат, не думай, за тебя думает фюрер». Ты выполнял всё, как велено, и чувствовал себя на верном пути, потому что привык повиноваться требованиям и  обстоятельствам. Прорывались какие-то всплески протеста, почему-то обычно в виде вредных привычек: курения, выпивки или обжорства. И чтобы свернуть с пагубных пристрастий, бесполезно спрашивать себя: «а что бы мне хотелось?». Потому что при жизни по накатанной колее новым желаниям неоткуда появиться. Вот и вылезают самые простейшие инстинкты, как единственно приносящие радость и облегчение. «Назло бабушке отморожу уши!» Возможно, у тебя открылись бы прекрасные увлечения, позитивные желания. Ты захотел бы любоваться природой или архитектурой. А может, часто общаться с интересными людьми. Или, наоборот, побыть наедине с собой. Испытать что-то экстремальное. Или проявить свои творческие способности и создать что-то прекрасное. Но эти желания так и не всплывут на поверхность, если шаг вправо, шаг влево – расстрел. Наверное, не зря в романтических комедиях так популярен эпизод, когда герои бросаются едой. Это же возможность ненадолго освободиться от состояния «я должен». Это сродни средневековым карнавалам, когда позволен был любой разврат на улицах для того, чтобы сбросить накопленное послушное напряжение. Но на следующий день после полного отрыва возвращалась жизнь по правилам.

 

В предложенных обстоятельствах очень легко поверить, что если никто не делает чего-то, то и тебе нельзя. Хотя это что-то, возможно, вполне безвредное.

 

Когда ты в первый раз понимаешь, что мог бы прожить свою жизнь вообще, абсолютно, принципиально иначе – свободно и ни от кого не завися, э-ге-гей!..  То появляется жуткий страх. Это можно было бы, если бы не было твоей нынешней жизни. Начать что-то менять – это растоптать всё то, что у тебя сейчас есть. Невозможно же всё разрушить – свои отношения с близкими, свой источник дохода, нельзя бросить тех, кому ты нужен. Мне, например, в тот период первого осознания казалось, что существует один единственный способ стать свободной от всего (не считая нищего бродяжничества) – бросить дом, семью, работу и уехать путешествовать автостопом. И я вроде понимала, что это не выход, а истерика какая-то, но жить по-прежнему — было душно и тоскливо.

Вообще, фаза осознания, когда понимаешь, что в жизни тебя не устраивает, всегда предшествует фазе действия. И она всегда самая болезненная! Но без осознания отправной точки не наметишь желаемую. Так что надо сразу приучаться: когда замечаешь неустроенность в своей жизни или свой собственный косяк, полезно себе говорить: «Молодец, что по-онял!» или «Как хорошо, что я это заметил!»

 

А что дальше делать? Наша культура предлагает универсальное решение:

Как посмотришь вокруг: ** твою мать!

А как подумаешь: да и *** с ним!

 

Так? 🙂

На самом деле после осознания навязанных правил и отказа от них начинается борьба между своим собственным «надо» и «хочу». Об этом я тоже буду писать.