Моя первая фраза по-английски

Первый раз мне понадобился английский несколько лет назад, когда наша семья съездила на отдых за границу. Конечно, в турецких отелях обычно множество гидов, барменов, менеджеров, которые понимают русский. Можно было, в общем-то, обходиться без английского и чувствовать себя прекрасно. В «столовке» всё включено, кормят, поят, развлекают, не требуя знания чужих языков. Если возникает языковой барьер, тут же зовут какого-нибудь сотрудника, который помогает объясниться. И вот, в первый из дней нам понадобилось сходить в бар за бутылкой питьевой водички, чтобы был запас в номере, я глубоко вдохнула и вызвалась сбегать. Я собралась с решимостью распаковать свой школьный английский! Можно было бы сначала спросить бармена: «Можно говорить по-русски?» И если нет, позвать другого бармена. Но глупо ведь ради такой мелочи, как бутылка воды, затевать этакий сыр-бор! Лучше уж сразу высказаться на общепринятом языке, чтобы тебя точно поняли. Кое-какие навыки у меня были, слов я еще со школы знаю не так уж мало, «читаю со словарем», как говорится. Так что не было проблемой составить простую фразу «Дайте бутылку воды, плиз.» Пусть и с ошибками...

Но выговорить!!!

Тем более предполагая, что будут какие-то ошибки… И переживая, поймут ли вообще мой акцент…

Помню, как у меня от страха сузилась панорама зрения, как я сжалась всем телом. Заранее вся собралась, нахохлилась, — и почесала! Надо же выпалить эту фразу залпом, как только подойдешь, а не после томительной паузы. И голос должен быть достаточно громкий, чтобы не пришлось смущенно повторять. И выглядеть надо «нормально», а не как запуганный невротик. Нетривиальная задача!

Не знаю, заметил ли бармен что-то странное в моем поведении или в моих словах, но воду выдал, и я, счастливая, помчалась в номер. Отпустило меня, конечно, тоже не сразу. Но я уже блестела глазами и гордилась, что расширила свою зону комфорта! Что говорить я могу, и самое поразительное — меня понимают. Ура!

На самом деле, не сказать, что я стала много пользоваться английским, но страх нелепого положения довольно быстро прошел. Еще несколько коротких эпизодов, и ощущение «пять минут позора и ты свободна» сменилось на благодушное «все коверкают английский, ну и мне можно». Конечно, говорю я по-прежнему мало и на ломаном английском, нещадно ломаном. Но всё же иногда я оглядываюсь на себя прежнюю и жалею, что столько эмоций и сил пришлось приложить, чтобы сделать страшное нестрашным! Вот бы можно было вернуться в тот день и убедить себя, что бояться нечего! Что от свободы в этом направлении отделяет не что-то ощутимое и важное, а только внутренние опасения. Чем больше пробую в разных направлениях, тем быстрее страхи проходят. Ведь уже понятно, что на горизонте не позор, а увеличение возможностей.